Share
Фантастический сон
andreipligani
Сказали мне:»вставать пора
«где ж солнце, спрашивал ворча я.
Оно изволило с утра упасть в стакан с индийским чаем.
Я хорошенько размешал
Всё содержимое стакана
 И пьётся зелье великана
 Тем​​, кто решился сделать шаг.
И странно, я уже не  злюсь
На мир, что стынет за оконцем.
Хотите, ­чаем поделюсь:
Вам с рафинадом или с солнцем?

Конечно солнцем, замурлыкали солнечные зайчики, летающие по обшарпанным стенам
«давай с солнцем» - лениво потягиваясь пробормотал проснувшийся кот, глядя на меня сквозь аквариум честнейшими глазами.

-Хорошо, дорогие мои. Ведь солнце всегда приносит радость. Однако мне сегодня приснился такой сон, что даже солнце обрадовало не так как раньше. Сон просто волшебный. Я не могу не поделиться, потому что он был украшением моей текучей бытовой обыденности. В нём то, о чём я думал, начинало происходить на самом деле. Как только я закрыл глаза, всё и началось.

    В бархат вечернего неба чья-то креативная рука вколола маленькие блестящие булавки и оно заиграло таинственным светом. Вечер этот раскрылся, словно  шторы и луна честно светила съёжившемуся городу. На набережной сидел долговязый юноша. Он увлечённо считал круги на воде, создаваемые бриллиантами, которые  пригоршнями бросал в холодную воду реки. Бродячие собаки шарили по углам. Пролетел Карлсон, блестя пропеллером, ночная птица сказала своё веское слово. Юношу звали Макс. Ему было одиноко и как только он об этом подумал, тут же увидел словно выплывшую из мрака девушку. Глаза её выражали печаль.

    -Здравствуй, рыбак!

    -Я не рыбак, я поэт, сказал Макс.

    -Что же ты тогда рыбку прикармливаешь? О! да это же настоящие бриллианты! Дай-ка ,и я кину парочку. Если ты поэт, посвяти мне какое-нибудь стихотворение, мне невыразимо грустно.

    Хорошо. Посмотри на небо. Видишь вон ту маленькую звёздочку? Это ты.


    О чём задумалась звезда, что дальше всех и всех тускнее?

    О том, что пустота над нею? Что пустота - одна беда?

    Милы ль наивные мечты? Вдали от всех ничто не манит.

    Никто не хвалит и не ранит. Никто не дарует цветы...

    Я бы хотел услышать песню о том, что мнится ей теперь,

    Но темноты прилежный зверь её утешит мягкой лестью,

    И слов её не донесёт до звёзд, познавших чудо звука.

    Она не слышит сердца стука того, кто знает, терпит, ждёт,

    Кто создал сказку о любви – любви без боли и страданий,

    Предательств , гнева, назиданий и волн сомнения в крови.

    Свети ж, не зная, что светло глазам взывающего волка.

    Лишь он один оценит с толком твой свет протяжно и тепло.


    Возникла небольшая пауза. Девушка продолжала смотреть на ту маленькую тусклую звёздочку. А может ей померещился  романтический волк, наполняющий пустоту своим протяжным  воем, и мечтал о звезде?

    -Ты молодец, точно угадал моё настроение, сказала девушка, опустившись на землю. Ведь я действительно потеряла свою любовь... уже давно... а тоска всё живёт.

    -Так убей тоску! А убить – это значит не думать о ней вовсе. Ты разве не знаешь что то, о чём ты не думаешь -  просто не существует?

    -А о чём же мне думать? Оно само думается. Как не думать?

    -Очень просто. Просто не думай. Думай о том, чего бы реально хотела, и через некоторое время это наступит...

Не успел он закончить, как по улице пронёсся топот какого-то большого животного. И Макс и девушка (её звали Майя), вздрогнули и оба посмотрели в сторону, откуда доносился стук копыт. В это время небо обволокли тучи и стало парить как перед грозой. Приближался всадник на вороном коне. Юноша и девушка смотрели на него с ужасом и любопытством, но он словно не замечал их. Всадник спешился, на боку блеснул кинжал. Он  достал его и, занеся над собой, скрежеща зубами , воскликнул: «Счастья нет!»

    -Стойте, что вы делаете? – В один голос воскликнули подростки! Вы хотите себя убить, но тогда всё закончится и вы не узнаете, каким будет Завтра. А это дорогого стоит. Всадник повернул голову в их сторону. Он был крепкого телосложения. Глаза зло сверкали.
-    Вы помешали мне сделать то, что я хотел. Но я прощаю вас ввиду вашего убожества. Я бы мог переломить вас пополам одной  рукой, но что-то мне говорит, что есть нечто в вас...к тому же это банально — убивать. Мне, например, уже не весело. Кто вы такие, нарушившие моё намерение?
Майя пожала плечами: - Он — поэт, а я... я потеряла свою любовь... и пока ничего не нашла взамен.
-    Ты поэт? (гомерический смех, переходящий в истерику) — ты поэт, цветочки, оханьки, лютики, ромашки...японский городовой! Ну удиви меня , поэт, прочитай что-нибудь из нетленного, или угадай, что сейчас крутится в моей твёрдой башке. А «Завтра», что бы вы знали, наступит в любом случае, только будет оно у всех в разных местах. Читай же! Только ни слова о любви. Её нет и я ненавижу это слово ввиду лжи, его сопровождающей.
Макс стал ближе к всаднику и, глядя на него как в зеркало, начал:

    Когда туман безумных всхлипов наполнит утреннюю мглу
    И сыр Луны, из неба выпав, себя размажет по стеклу
    Я, ощутив возможность эха преумножать слова-цветы
    Вонжу кинжал стального смеха в пространства чёрные холсты.

    Из дыр забрызжет сажу неба пурпурный сок тугих лучей.
    Хотелось света, словно хлеба, хотелось пламенных речей.
    Напившись света, солнца, крови, смогу я дальше продолжать
    Лелеять этот мир суровый и скуку дней опережать.

Все молчали в напряжённой тишине. Наконец всадник произнёс:« Да, ты действительно поэт. Так знай — ты сейчас спас себя и спутницу свою хрупкую от неминуемой гибели. Я же сказал, что в вас что-то есть. Но такие как ты всё равно долго не живут. Удачи вам (сардоническая ухмылка) Любви, как вы там нарекли это человеческое заблуждение, маскирующее слабость духа.»
    Топот копыт раскачал мостовую так, что река выплеснула прибрежные воды.
    -Привет от Вельзевула! - только и услышали Макс и Майя.
    -Странная ночь, сказала девушка. Иногда ходишь из угла в угол и ничего, кажется, вокруг не происходит. А сегодня я просто брела, куда глаза глядят, и уже не раз успела удивиться. Поразительно, мы с тобой  - словно участники какого-то фантастического фильма. Интересно, что же будет дальше?  - и, как будто в ответ на её слова, возник из воздуха старый  человек, дедушка, седой как лунь. Его облик говорил о кротости, благопристойности, воздержании от страстей — в общем, он походил на изображение на иконе.
    -Дедушка, откуда вы пришли?- удивлённо спросила Майя и её гладкий лобик украсили морщинки удивления — вас же не было всего несколько секунд назад!
    -Я всегда есть,- говорил старичок, и его глаза выразили умиление, - только вот не все видят меня.
    -А почему же я вижу?
    -Потому что вы счастливы, так же как и я. Разница лишь в том, что я осознаю это, а вы ещё нет.
    -И Вы счастливы всегда? В каждый момент жизни?
    -Да. Парадокс лишь в том, что я счастлив и несчастлив одновременно. Я был счастлив с самого детства. Всё меня радовало и восхищало каждый миг. И так было до тех пор, пока я не подрос и понял, что вокруг все другие. Они бывают счастливы лишь иногда. Вот тогда я и стал молиться Господу и просить его, чтобы он отнял у меня хотя бы половину, да хоть бы и всё счастье и роздал бы тем, у кого нет. Но вышло так, что чем больше я молился о счастье других, тем сам становился счастливее. Тогда я перестал молиться, но счастье не ушло, а только прибавилось, потому что, оказывается, я перестал молиться только потому, что опять же хотел поделиться с другими. И вот я опять молюсь. Молился и о вас, поэтому вы и увидели меня. Я не понимаю, почему не молятся многие? Ведь Господь даёт всё и всем, нужно только потерпеть немного. Каждого Он чем-то наделяет. Многие просто не знают, что то о чём они мечтают, на самом деле именно им и не нужно. Нужно молиться о том, чтобы Господь дал умение видеть. Это главное.
    -Дедушка, а можно я помолюсь о Вашей душе?
    -Мудрое и прекрасное создание , молись всегда и везде.
Старичок исчез. Из реки выглянула огромная рыба с усами. Пристально взглянула на юношу и девушку и, сделав замысловатое сальто в воздухе, ушла вглубь.
    -Откуда здесь клетчатые сомы — спросил Макс.
    -Он был настолько полосат, что я его приняла за зебру.
    -Нет, клетки явно были видны!
    -И полоски тоже.
    -А старичок был, или это галлюцинация?
    -Конечно, был, я же с ним только что разговаривала. Он и сейчас здесь, просто мы его уже не видим.
    -У меня в голове всё перестаёт укладываться...
    -Может ещё разок вынырнет эта рыба? - уж слишком хороша была.
Но вместо рыбы из тёмной воды, словно по ступеням, восходил некто в плаще. Приблизившись, он стал похож на школьного учителя, который не смог справиться с мировоззрением современных школьников, одевался во всё ретро и никак не мог научиться произносить неслыханное доселе слово «Глобализация».
    -Вы поэты? - спросил он
    -Я — да. Да и девушка тоже, только она ещё не знает об этом.
    -Соблаговолите услышать. И, не делая паузы, он продекламировал:

    Мне прислали кошелёк по почте.
    В нём лежала древняя монета
    Богача, который много думал,
    Прежде, чем поступок совершить.
    И монета, видя трепетанье
    Глаз моих, вдруг превратилась в десять.
    Десять превратились в девятнадцать,
    Девятнадцать — в триста сорок семь
    Я слагал всё золото в сундук,
    Ощущая вес его и холод.
    Я хотел упрятать его в стену
    Дома, где прошли мои исканья,
    Но, подумав, сбросил клад со скал.
    Деньги оседали в дно морское,
    Где останки тех, кто любит деньги,
    Обрели покой и равнозначность.
    Я ж ушёл торжественно и строго,
    Думая о вечном, пряча в тогу
    Тело, возведённое в ту степень,
    чтобы дух поддерживать как должно.


-  Как будто ещё одну серию фильма увидели – подумалось Майе. – Максим, а что ты чувствуешь, когда сочиняешь? Ведь ты свои стихи, как я вижу, создаёшь моментально. Многие поэты и писатели позавидовали бы тебе. Они работают над каждым словом, сидят ночами, ждут муз и вдохновения, некоторые тщётно пытаются вызвать его, но не у всех, даже очень образованных и эрудированных так гладко сразу всё не выходит. Как ты это делаешь? Стоит тебе на кого-то посмотреть, и ты уже как сквозь рентген видишь его нутро. Вот и мои мысли угадал, я уж не говорю про того страшного всадника.

-Наверное, потому, что не ставлю цели такой. Ни к чему не привязан, дома никто не ждёт. Я вообще не знаю, или не помню – откуда я и кто. У меня нет никого, и никогда не было. Я всё время озадачен и думаю об этом. Зачем всё? Почему я вижу всё это, почему вообще живу, зачем люди рождаются и умирают… а когда вижу или чувствую что- то новое, то оно сразу же оформляется в голове и само рифмуется. Вот сейчас вижу тебя, восхищаюсь, какая ты юная, красивая и свежая, как ребёнок. Вижу эту реку. Ночью она чёрная и опасная, а днём в ней купаются солнечные зайчики и плавают красивые лодки. Вижу и радуюсь. А когда нарадуюсь, оно и рифмуется. Чувствую себя примерно так:

    Восхитительный воздух
    Моих лёгких наполнит сосуд,
    Многокрылые звёзды
    На себе небеса унесут.
    Ты воскликнешь бесслышно,
    Но я всё прочитаю по рту –
    Как сбылось то, как вышло,
    Что я вечный покой обрету,
    Как земля, мягкой тенью
    Из-под ног деликатно уйдёт –
    То ли это паденье,
    То ли это стремительный взлёт.

- Здорово! Вот бы мне так. Хотя…хотя, вот я подумала сейчас, чего же я на самом деле хочу. Вот у меня был парень, мы с ним гуляли, ходили на разные вечеринки, потом даже целовались, потом неожиданно я стала ему неинтересна, он стал каким-то сухим, словом, совсем изменился. А моя подружка как-то раз увидела его с другой девушкой - и мне стало обидно. А с тобой мне интересно. Ты всегда здесь сидишь? Что ты видел в жизни, расскажи о себе.
- В том то всё и дело, что я здесь появился- то всего два дня назад. Откуда я всё знаю – я не знаю. Мне просто бывает весело, бывает грустно, но никогда не бывает спокойно или скучно. Всё время что-то происходит. Жутко и интересно. Весело и интересно. Необычно и интересно. Я постоянно испытываю новые ощущения, и мне кажется, что меня кто-то смоделировал, создал такого, какой я сейчас есть. Постой! Мне отчётливо в голову пришла одна мысль – мы с тобой есть персонажи чьего- то сна! Точно! Когда он проснётся – мы исчезнем, а появимся ли или нет – неизвестно. Это печально или нет?
- Не знаю, какая разница? Нам же интересно, у нас ничего не болит, мы не голодны… ты голоден?
-Я бы сейчас целую корову съел, ты как раз напомнила.
-Тогда бежим, у тебя ещё остался хоть один алмаз? Мы его на что-нибудь сменяем.
- А что, их меняют на еду?
- Вот чудак, ты точно с Луны свалился. Так остались?
- Ни одного, к сожалению, они так красиво опускались, блестя….
    Тут же из воды вышел огромный водолаз и положил на гранит берега мокрый мешочек. Исчез, не сказав ни слова.
- Это за нас тот дедушка, наверное, помолился, - сказал Макс, высыпая в ладонь девушки драгоценные камни. Ты знаешь место, где можно перекусить?
    Конечно же, как мы и догадались, еда пришла к ребятам сама. Откуда ни возьмись, появилась у реки пышущая жаром печь и на ней огромная , чёрная сковорода, на которую из  реки, с криком «Банзай!» выпрыгнул тот красавчик сом в полосочку или клеточку – непонятно, сам разрезался на порции и кружком плюхнулся в кипящее масло, причём кусочки сами периодически поворачивались и прожарились за считанные секунды.
    Майя захлопала в ладоши. Макс слегка повёл бровью, и через некоторое время рыба была съедена.
    - Еда для тебя тоже – новое ощущение?- спросила девушка.
    - О, да! Это просто восхитительно. Жареная рыба выглядела по-своему, красивее, чем живая.
- Это потому, что мы не духи и не ангелы, а состоим из плоти и крови, которым нужно питание, - девушка чувствовала себя учительницей начальных классов. Ты что-нибудь знаешь о еде вообще?
- Абсолютно всё, но поел впервые в жизни.
- Мне кажется, Макс, пока тот, кому мы снимся проснётся, ты многое познаешь, почувствуешь и, в конце концов, совершенно испортишься – станешь как все и утратишь свой дар. Так что, пока не поздно, прочитай-ка что-нибудь, о чём думаешь сейчас ну -  пожалуйста…
    Юноша смотрел на  красавицу Майю, не отрываясь. Его взгляд не был уже так, как раньше проницателен, даже пронзителен. Глаза увлажнились. Было видно, что в нём пробудилось нечто, непонятное пока и неизведанное до сих пор. Голос его слегка дрожал.

    Мы с тобою не слишком умны,
    Мы с тобою не слишком богаты.
    Мы смотрели в чужие палаты,
    Мы чужие увидели сны.

    В этих снах нет алмазов и злата,
    А в палатах углы зелены.
    В них опасно у каждой стены,
    В них  - охранники в кованых латах.

    Мы проснулись в холодном поту,
    Слыша страшных секунд приближенье.
    Мы смотрели в окон темноту:
    Глядь, а там – наших снов продолженье.

-Майя, я сильно изменился. Мне как будто уже много лет. Я как будто прожил жизнь, а вместе с тем перехлёстывают чувства через край. Да, мы скоро умрём. Все умирают. Но не навсегда. Это я точно знаю.

    Я бродил, повинуясь усталым, беспечным мозгам,
    И носками истлевших сандалий тревожил дороги.
    Не пристать мне, я думал, к уютным чужим маячкам,
    Но лишь к ним держат путь о каменья побитые ноги.

    Подходя к маякам, я завистливо дул на огни,
    Что не могут помочь скоротать долгожданные ночи,
    И от света того воспалялись усталые очи,
    Ну а после, как прежде, тянулись бездарные дни.

    Как-то в полночь, когда дерева истерзала гроза,
    И кипящие искры дырявили небо, как скатерть льняную,
    С неба рухнула пламени ветвь – молодая , живая лоза,
    И вошла в моё тело, оживив мою кровь неживую.

    Пламя это – Любовь, что делает нас детьми.
    Пламя это – Любовь, что делает нас святыми.
    Пламя это – Любовь – душ спасительное,
    Несравненное Божье Имя!

Мой сон, дорогие мои, на этом прекратился, но перед пробуждением, взлетая, я успел увидеть у реки, как ни высоко я уже находился, две обнявшиеся  фигурки, у которых за спиной прорастали белые крылья.
    Ба, да вы допили мой чай с солнцем! Ну, на здоровье. Начинается новый день, который может пройти быстро, а может медленно, может быть обыденным, а может – полным приключений. Просто надо приглядываться и быть внимательным. А кто что и в чём увидит и куда глянет – зависит от него.




      Стихи

Хотелось бы, от дел освободясь,
Предаться беспринципному веселью,
Идя по жизни с чувством новоселья,
Упасть, опустошиться , не боясь.

Хотелось бы зайти в тупик: напрасно
Мы тупики обходим стороной.
В них многое невидимое ясно,
Хотя оно – за видимой стеной.

Я видеть многое имею право.
Меня пугал переодетый трус.
Он говорил: - «Не пей хмельной отравы»!
Я пил всё то, что нравилось на вкус.

Не расставаясь с чувством новоселья,
Я тупиков секреты открывал,
И жадно пил святое жизни зелье.
И, если падал, то всегда вставал.




Отрезал я края у занавески,
Затем отрезал я и середину.
Затем отрезал всё – остались лески.
Я стал, увы, беднее Насреддина.

Зато в окно, искрясь, ворвалось солнце,
Заколыхался джемпер на шурупе.
Я выпил жбан вина и вывел стронций,
Сменял пятнадцать лей на восемь рупий.

Зачем? Вопрос резонный. Вот ответ:
Не щёлкнет тьма своею чёрной пастью.
Ведь если веришь – то тебе привет.
А коль не веришь – нету тебе счастья.




Великаны ходили по городу. Пели песни – аж стёкла дрожали.
Ты залез в великанову бороду, полон гнева, тоски и печали.
Великаны ступали по улицам – тротуары под ними трещали.
Бургомистр правым глазом сощурился, тщётно в орков паля из пищали…
Стали гадить их крупные лошади, наполняя прилавки порожние.
Великаны расселись на площади, великаны просили пирожного.
Мы терпели – терпели и… плюнули.
Напряглись мы, и вызвали сумерки.
В бубны били мы, в трубы дули мы.
Затряслись великаны – и умерли.




Я человек, живущий в пункте «N».
Ты человек, живущий в пункте «M».
Мы совершили выгодный обмен:
Мне «M» - предел, тебе же – «N» - эдем.
Но нет блаженства ни на чьём лице,
Как будто рыба глянула в трюмо.
Пункт «M» пересекла прямая «C»,
Пункт «N» стал точкой круга с центром «O».




Кругом шары! Кругом кубы! Не бейте о фигуры лбы.
Не мчитесь в сеть координат, не вейте функции канат.
Я откушу концы отрезка – пусть длится вечною прямой
И, огибая угол резкий, вернусь по синусу домой,
Где всё старо и не логично, где нет о грани битых лбов,
Где ждёт меня ассиметрично
Неизмеримая любовь!




На небе снова дыры появились
(Вчера лишь их мой ветер залатал).
Мне ночью золотые мыши снились,
К ним синий кот, щетинясь, залетал,
И всех мышей на слитки переплавил…
Ах, как спалось! Я двигался во сне,
Как платиновый червь в вулкана алой лаве,
Я плыл – рубины клеились ко мне.
Но приближалось утро. Синий Запад
Глотал Востока виноградный сок.
Я ощутил реальность в виде тапок…





Я, во-первых, возьму карандаш
И предпраздничный день нарисую.
Во-вторых, схематичный пейзаж
Волшебством колеров оживлю я.
Ну а в-третьих, его покажу
Тем, кому серый день он заменит,
И себя самого награжу,
Если этот подарок оценят.
Пусть он будет предпраздничным днём,
Предвещая веселье и праздник.
Пусть сияет весёлым огнём,
Тормошит, вдохновляет и дразнит.




    

  • 1
Спасибо, я буду просить свой дух, чтобы он продолжал)))

  • 1
?

Log in